Александр Осин: В торговле с Россией Китай делает ставку на долговременную стагнацию в экономике

В 2018 году товарооборот России с Китаем составил $108,2 млрд, увеличившись по сравнению с 2017 годом на 24,51% ($21 319 146 670). С января по апрель текущего года он вырос на 5,8%, до $33,17 млрд. Если показатель продолжит повышаться средними темпами около 10% в год, цель удвоения товарооборота будет – с точки зрения статистических прогнозов – достигнута.

Для России Китай является надежным и активно растущим рынком сбыта энергоносителей, что позволяет Газпрому и нефтяным компаниям успешно противостоять давлению потребителей на Западе. В частности, на встречах с инвесторами в Сингапуре и Гонконге в конце февраля 2019 года, Газпром заявил о намерении в рамках проекта «Сила Сибири» к 2035 году нарастить долю в импорте и внутреннем потреблении натурального газа КНР до 25% и 13% по сравнению с 0% в 2018 году.

Такая ситуация способствует усилению рыночных позиций российских компаний и повышению эластичности экономики в целом. Однако, последние шесть лет застоя наглядно показали, что увеличение богатства, повышение финансовой независимости и международного влияния российского крупного бизнеса не транслируется в развитие широкой экономики, рост малого и среднего бизнеса, а также доходов потребителей. Есть две экономики: экономика, отраженная в динамике фондового рынка, и остальная — застойная.

В российском экспорте в КНР «передельные» отрасли занимают менее 10%, а доля обрабатывающих отраслей в китайском экспорте в РФ свыше 80%. Таким образом, Россия, уже финансирующая дефициты западных стан прямо (за счет своих вложений в резервные фонды) и косвенно (за счет слабости экономической политики, не создающей на рынке инвестиционных альтернатив) теперь включается в поддержку еще одной разбалансированной системы — китайской.

КНР стремится проводить устраивающую своих западных контрагентов экономическую политику, несмотря на растущие внутренние макроэкономические риски, которые все более настоятельно требуют мер монетарного или бюджетного стимулирования.  Активный рост российской составляющей в китайском импорте не стимулирует Пекин на проведение реформ в пользу отказа от застойной  практики. С этой точки зрения ожидания китайской стороной увеличения торгового оборота с РФ основаны на предположении, что экономическая стагнация в мире продлится еще долгие годы.