Будет ли торговая война? Реальные цели и исторические аналоги политики США

Новостные ленты заполнены сообщениям о торговой войне США, Китая и ЕС. Некоторые эксперты рисуют апокалиптические картины глубокой рецессии мировой экономики. Однако, несмотря на то, что в центре внимания тарифные проценты, инициатива администрации президента США Дональда Трампа нацелена на другие показатели. Данные процессы происходят не впервые и имеют четко прогнозируемый финал.

В марте 2018 г. Дональд Трамп объявил о введении тарифа 25% на импорт стали и 10% на импорт алюминия. В итоге ключевые торговые партнеры США объявили об ответных мерах. Также с этого момента началась «война тарифных списков», которую в СМИ называют «торговой войной». Так, в июле США опубликовали список китайских товаров общей стоимостью $200 млрд, на которые могут быть введены пошлины. Ответные списки опубликовал Китай.

В то же время, реальные тарифные барьеры партнеров коснулись лишь товаров, которые оказывают незначительное влияние на международные отношения. Американские тарифы затронули такие товары, как бытовая техника, покрышки, некоторые лекарства, сельхозпродукты и т. д. В ответ, например, в ЕС ввели пошлины на некоторые алкогольные напитки и мотоциклы Harley-Davidson Inc. (HOG, NYSE). В Канаде и Китае — на американский алкоголь и ряд наименований сельхозпродукции. Список большой, но незначительный рост стоимости импорта некоторых наименований химического сырья, мяса, рыбы, ягод, йогурта, табака, треног для фотоаппаратов, овечьих шкур, бейсбольных перчаток и т. д. вряд ли способен привести к рецессии мировой экономики. Более того, ряд позиций — это лишь политическая декларация. В частности, введены пошлины на поставки живой форели, которая все равно не поставляется в США с 1992 г. Китай же ввел пошлины на американский трубопроводный природный газ, хотя между Китаем и США нет газопроводов.

Аналогичная ситуация с обеих сторон. Так, США наложили пошлины на китайскую нефть и сжиженный газ (которые в США никогда не поставлялись в промышленных масштабах), а также на радиоприемники и магнитофоны, которые не поставляются в страну с момента появления mp3-плееров. Пошлины на электроэнергию тоже не имеют реальной стоимости, поскольку между Китаем и США нет линий электропередач. Вероятно, незначительно подорожают лишь китайские аккумуляторы.

Таким образом, мы видим политическую игру, в основе которой тарифы на сталь и алюминий. Это действительно стратегические ресурсы, и пошлины предназначены для того, чтобы увеличить процент производства данных металлов непосредственно на территории США. Большой процент импорта стали и алюминия приводит к закрытию производства внутри страны и невозможности самостоятельно обеспечить ресурсами строительную отрасль и оборону. К примеру, в США доля алюминиевых листов собственного производства упала в 2016 г. до 69%, по сравнению с 84% в 2004 г.

Поэтому США вводят пошлины и делают это регулярно. Квоты на импорт стали были введены в США в 1969 г. в разгар Вьетнамской войны. Пошлины на сталь вводил президент США Джордж Буш в 2002 г. накануне начала вторжения в Ирак. В Китае тоже действуют адресные пошлины на некоторые типы стали, например, для сердечников трансформаторов и генераторов. Пошлины на специальные марки стали в 2014 г. инициировал Барак Обама, будучи президентом США.

Большинство этих тарифных барьеров были впоследствии отменены. В частности, 30-процентная пошлина на сталь, введенная Джорджем Бушем, была отменена спустя 20 месяцев. Таким образом успешно решаются стратегические задачи, без значительного ущерба для темпов роста мировой экономики.

В конечном счете, США и другие страны при введении пошлин на сталь и алюминий получают выгоду по разным направлениям. Сейчас США намерены инвестировать значительные средства в обновление инфраструктуры и армии, а это крупнейшие потребители стали и алюминия. Очевидно, правительству выгодно потратить эти деньги внутри страны, поддержав стратегическое производство и обеспечив рост выручки крупных американских предприятий.

Также тарифы на импорт стали и алюминия ведут к увеличению дохода бюджета, и для Дональда Трампа это важно на фоне растущего бюджетного дефицита.

Так, пошлины на стать в 1986 г. привели к росту расходов американских потребителей примерно на $1,7 млн (по ценам 2017 г.) в пересчете на одного работника массовой сталелитейной отрасли и на $2,3 млн — на производстве специальных сталей. То же касается и алюминия: даже лишь в узком сегменте производства банок для напитков пошлина в 10% означает рост потребительских расходов более чем на $250 млн. Через налоги эти средства поступят в американский бюджет.

Пошлины приводят к росту потребительских расходов и увеличивают поступления в бюджет в пересчете на каждое сохраненное рабочее место в США

Помимо сокращения дефицита бюджета США могут преследовать другие стратегические цели, такие как подготовка к обещанному Дональдом Трампом увеличению американского авианосного флота почти на треть от текущего списка кораблей. Ведь даже для одного авианосца требуется почти 50-60 тыс. тонн стали и 450 тонн алюминия, и каждому авианосцу нужны корабли прикрытия и снабжения. Дополнительным стимулом может быть рост напряженности в ряде регионов, в частности у границ Ирана.

Кроме того, экономика развитых стран — это экономика экспорта услуг. В 2017 г. США экспортировали услуги на общую сумму почти $243 млрд. Сегодня 90% американкой экономики приходится именно на сферу услуг, основные инвестиции направлены в эту отрасль. Пошлины помогут замедлить отток кадров из сферы производства.

Таким образом, в настоящее время речь идет не о торговой войне, а об очередном эпизоде стимулирования стратегического производства. США и торговые партнеры пока не вышли за рамки политических заявлений. Китай также не предпринял чувствительных ответных мер и продолжает привлекать американские технологии. Более того, китайская сторона намерена снижать барьеры, как в случае с компанией Tesla Inc. (TSLA, NASDAQ) и другими производителями электромобилей, которые могут получить льготы на рынке Китая.

Подводя итог, можно отметить, что рецессия в международной экономике представляется маловероятной. Более того, происходящие события могут оказать позитивное влияние на экономику США, которая на протяжении всей истории страны демонстрировала наибольшие темпы роста именно в условиях протекционизма. В свою очередь, американский фондовый рынок становится особенно привлекательным как направление для среднесрочного инвестирования. Работа в средних временных интервалах с акциями качественных эмитентов из растущих секторов позволит убрать риски краткосрочной волатильности, возникающей из-за политической риторики и публикации тарифных списков.