«Умное» оружие: новая точка роста оружейного рынка

Производители гражданского оружия и боеприпасов к нему в США за ушедший год получили выручку около $11 млрд. Это большой, сложный рынок, и современные технологии создают новый высокомаржинальный сегмент, который частично снимает проблему политической неопределенности в регулировании отрасли.

Ранее Ffin.ru рассказывал о стабильном долгосрочном росте продаж оружия в США. Уровни продаж могут кратковременно расти или снижаться, но количество единиц оружия у американских граждан увеличивается с каждым годом. В настоящее время невозможно определить даже примерное количество оружия у населения в США: называются числа от 250 млн до 450 млн единиц. Есть статистика, указывающая на то, что процент владельцев сокращается, но ее нельзя считать абсолютно достоверной. Так, в некоторых штатах выросло количество выданных специальных документов для владельцев оружия, повышается и количество поступающих в ФБР запросов на разрешение. Кроме того, не стоит рассчитывать на телефонные опросы, так как не все люди готовы заявить, что в их доме есть оружие. Помимо это в США существует большой вторичный рынок оружия, плохо поддающийся статистическому учету. 

График проверок ФБР показывает стабильный рост количества желающих приобрести оружие в США

Стабильный рост продаж гражданского оружия в США привлекает инвесторов, которые хотят диверсифицировать портфель долгосрочных инвестиций. Закономерно возникает вопрос, насколько надежны такие вложения на фоне громких преступлений с использованием огнестрельного оружия и постоянных дебатов по поводу ограничения его продаж.

По данным Statistic Brain Research Institute, в 2016 году продажи гражданского оружия принесли американской казне $123 млн в виде налоговых поступлений. На первый взгляд, это незначительная сумма, от которой правительство может легко отказаться ради повышения безопасности. Но в США около 32% домохозяйств имеют оружие (обычно несколько единиц), и все попытки серьезных ограничений окончились безуспешно, кроме запрета на автоматическое оружие и магазины емкостью более десяти патронов. Более того, в США законы не имеют обратной силы, а значит изъять оружие нельзя. Таким образом, с учетом его количества даже полный запрет означает, что американское общество останется вооруженным минимум несколько десятилетий за счет вторичного рынка. Что касается преступности, то в США сейчас один из самых низких уровней убийств за всю историю. Кроме того, из часто упоминающихся в СМИ тысяч погибших от огнестрельного оружия, примерно две трети приходится на самоубийства. При этом для самообороны в прошлом году оружие было применено 645 тыс. раз. Таким образом, у лоббистов из Национальной стрелковой ассоциации достаточно доводов в пользу сохранения права американцев на владение оружием. 

Производители оружия предусмотрели «аварийный выход» на случай ужесточения, а также для привлечения новых покупателей, которые хотят купить оружие, но при этом опасаются, например, что его могут найти дети.

Речь идет о так называемых смартганах — «умном» оружии с системой идентификации владельца. Чаще всего это специальные блокираторы с ПИН-кодом или RFID-чипы, например в браслете, без которого нельзя выстрелить из конкретного пистолета.

Компании — производители уже разработали свои версии смартганов и активно продвигают их на рынке. В частности, бренды Smith & Wesson (с января 2017-го входит в бренд American Outdoor Brands (AOBC, NASDAQ) и Colt создали смартганы и поддержали их массовое внедрение в полиции и на гражданском рынке. Большинство пользователей воспринимают такое оружие негативно, так как оно намного дороже и потенциально менее надежно из-за присутствия электроники. Так, «умный» пистолет Armatix iP9 предлагался полиции за $1365 — вдвое дороже, чем обычные пистолеты калибром 9 мм. Продажи такого оружия пока околонулевые.


«Умный» пистолет Armatix iP1 калибра .22 LR.

Но если из-за изменений в законодательстве не будет других вариантов покупки оружия, то спрос на смартганы станет высоким. Некоторые штаты рассматривают возможность запрета на продажу обычного нового оружия, как только появятся коммерчески доступные смартганы. Такой закон уже принят в Нью-Джерси и рассматривается в Массачусетсе.

В итоге при сохранении текущей ситуации стоит ожидать продолжения стабильного роста продаж оружия, а при ужесточении — начала продаж более дорогих смартганов, которые принесут производителям большую прибыль. Оба сценарии являются позитивными для оружейных компаний. Единственным серьезным риском остается немедленный полный запрет с конфискацией уже проданного оружия, но такой сценарий менее вероятен, чем постепенное ужесточение регулирования.