Почему президент США не может повлиять на рынок нефти

Кандидат в президенты США Дональд Трамп обещает увеличить добычу нефти в США и отказаться от импорта. Избирателям нравятся такие заявления, ведь они намекают на новые рабочие места и взлет патриотических чувств на фоне приобретения независимости от импортной нефти. Однако, в настоящее время у крупнейших производителей гораздо больше инструментов для влияния на стоимость «черного золота», чем у президента США, и это хорошо для рынка.

Заявления политиков часто остаются лишь заявлениями, но при этом инвесторы в энергетический сектор внимательно следят за политическими новостями, от которых может зависеть будущее отрасли.

На протяжении десятилетий США является импортером нефти, и это горячая тема для политиков и средств массовой информации. Однако обычно редко упоминают, что с 2006 г. импорт нефти в США упал примерно на 60% по сравнению с пиком десять лет назад.


Двумя основными драйверами снижения импорта нефти был рост добычи нефти в США и уменьшение потребления нефти.

Добыча нефти резко выросла на пике цен на нефть в период между 2011 и концом 2014 г., а затем снизилась, когда цены на нефть упали. Снижение цен на нефть стало следствием действий ОПЕК, которая отреагировала на бум добычи в США. Поскольку ОПЕК не желала терять долю рынка, в 2014 г. было принято решение не ограничивать производство. В итоге в 2015 г. уровень добычи в странах ОПЕК вырос до 31,8 млн баррелей нефти в день. Для сравнения: в США на тот момент добыча составляла 9,4 млн баррелей в день и продолжала сокращаться.


Лидеры ОПЕК, прежде всего Саудовская Аравия, имеют очень низкую себестоимость нефти, и американские сланцевые бурильщики не могут состязаться с ними в цене. Таким образом, экономика влияет на рынок нефти гораздо больше, чем риторика политиков. Заявление ОПЕК о соглашении по заморозке добычи, принятое в конце сентября, дало мощный импульс росту цены на нефть, не сравнимый со всеми заявлениями политиков.

Правительство США могло бы повлиять на рынок нефти, установив заградительные пошлины и повысив цены на бензин и другие нефтепродукты. Это сделало бы американскую нефть конкурентоспособной на внутреннем рынке.

Однако это «простое» решение вряд ли будет эффективно работать. Дело в том, что потребление нефти на рынке США снижается, что в немалой степени способствует и снижению импорта нефти в США. В начале 2000-х годов бензин стоил около $1 за галлон при цене около $20 за баррель, и потребители не экономили на горючем. В период между 2005 и 2014 гг. цена нефти превысила $100 за баррель, и бензин подорожал до $4.

В итоге, за десятилетие потребители купили множество более экономичных автомобилей, и с 2005 по 2014 гг. потребление нефти в США снизилось на 8,2%. За последние два года потребление несколько увеличилось — многие автолюбители купили подешевевшие большие внедорожники. Но как только нефть подорожает, потребители опять начнут экономить. К тому же теперь на рынке есть альтернатива в виде электромобилей.

Таким образом, кто бы не победил на президентских выборах в США, рычагов влияния на мировой нефтяной рынок у него (или нее) будет немного. Впрочем, на фоне стабилизации цен и возможного соглашения о снижении добычи — это позитивная новость.