Угрожают ли патентные войны инвестициям в генную терапию?

Сегодня очевидно, что в будущем основой медицины станут генная терапия и нанотехнологии. Они не только покончат с большинством болезней, но и обеспечат радикальное продление жизни. Конкуренция на этом рынке развернулась уже сегодня, поскольку инструменты генной терапии уже сейчас делают невозможное, исцеляя ранее неизлечимые болезни на финальных стадиях. Однако некоторые эксперты обеспокоены патентными спорами вокруг основного инструмента генной терапии.

Инвестиции в технологии генной терапии растут быстрыми темпами. Например, в прошлом месяце крупнейший игрок фармрынка, Bayer AG, инвестировала $335 млн в совместное предприятие с компанией Crispr Therapeutics, которая разрабатывает технологии редактирования ДНК с помощью инструмента CRISPR/Cas9. К концу текущего года другая компания, Editas Medicine Inc. (EDIT, NASDAQ), также планирует превратить $200 млн инвестиций в технологию создания лекарств с помощью CRISPR/Cas9. Еще один игрок, Intellia Therapeutics Inc. (NTLA, NASDAQ), использует CRISPR/Cas9 для создания методик лечения генетических нарушений, таких как мышечная дистрофия, а также вирусных и онкологических заболеваний.


CRISPR/cas9 использует белок cas9 для высокоточного разрезания ДНК

Это лишь крохотная часть из сотен компаний и лабораторий, которые используют CRISPR/Cas9 для создания новых медицинских и промышленных технологий. Объясняется это высокой эффективностью данного инструмента при изменении ДНК живых организмов. На сегодняшний день это самый надежный, испытанный и дешевый способ «починить» или поменять один или несколько генов в цепочке ДНК. С 2013 г. в эту технологию вложено более $600 млн венчурного капитала и государственных инвестиций.

На этом фоне некоторые лаборатории пытаются доказать свое авторское право на технологию CRISPR/Cas9 и получить соответствующие лицензионные отчисления с будущего многомиллиардного рынка. В начале тестирования инструмента действительно было выдано несколько патентов. В частности, в 2013-2014 гг. патент на CRISPR/Cas9 получили ученые из Университета Калифорнии, Университета Вены, MIT и других. В итоге в настоящее время        Бюро США по патентам и товарным знакам проводит слушания по требованиям, предъявленным сторонами, считающими себя авторами данной технологии. Ситуация усугубляется с каждым месяцем. Например, в сентябре южнокорейская биотех-компания ToolGen неожиданно заявила, что получила национальный патент на CRISPR/Cas9. То есть в Южной Корее эта компания является владельцем технологии генного редактирования с помощью белка CRISPR.

Для бизнеса это создает ситуацию неопределенности. Так, ведущий производитель генно-модифицированных семян, компания Monsanto, на этой неделе сообщила о соглашении с Broad Institute по лицензированию CRISPR/Cas9 для использования в сельском хозяйстве. Но, стоит ли платить лицензионные отчисления, если до сих пор юридический статус технологии CRISPR/Cas9 точно не определен? В итоге может случиться так, что компания, которая не платила лицензионные отчисления или платила не тому игроку, не только потеряет деньги, но и будет вынуждена выплачивать лицензионные сборы другому владельцу технологии.

Однако следует помнить, что критически важные технологии имеют особый патентный статус. Методика генного редактирования CRISPR/Cas9 по важности в ближайшем будущем будет сравнима с изобретением колеса, а значит получить эксклюзивные права на ее использование будет невозможно. К тому же, CRISPR/Cas9 создана на основе природного белка, с помощью которого бактерии борются с вирусами. Фактически, сегодня компании пытаются патентовать лишь способы изменения белка под нужды ГМ-терапии. На этом фоне наиболее верной является стратегия, например, компаний Intellia и Editas, которые создают авторскую платформу для использования CRISPR/Cas9. Именно такие платформы, позволяющие быстро создавать необходимую генную терапию, будут основным товаром на рынке медицины будущего. Что касается патентных споров, то весьма маловероятно, что один-два игрока получат ключевые права на CRISPR/Cas9.