Тактические игры центральных банков приносят мало пользы. Развитие мировой экономики требует инноваций

«Валютные войны» центральных банков мира не несут пользы для мировой экономики. Долгосрочный рост должен обеспечиваться не чисто монетарными мерами через манипулирование процентными ставками, а реальными структурными реформами в экономиках стран. Ключевым фактором роста остается технологическое развитие, способное генерировать новые перспективные рынки и виды бизнеса.

В период с 2009 г. по 2014 г. центральные банки действовали согласованно, чтобы «залить» мировую банковскую систему дешевыми кредитами и ослабить доллар, тем самым повышая аппетит к риску, помогая Китаю (юань привязан к доллару США), товарным рынкам и развивающимся странам. Это продолжалось до середины 2014 г., после чего индекс доллара США DXY вырос за семь месяцев с 80 до 100 пунктов. Прирост на 25% - это огромный скачок на валютном рынке, где волатильность обычно измеряется в сотых долях процента. Это привело к ослаблению товарно-сырьевых рынков и кризису в развивающихся странах, снижению инвестиционной активности. Весь 2015 г. глобальные рынки боролись с сильным долларом.


Надо отметить, что для инвесторов в фондовый рынок США выгодно медленное ослабление доллара, а для мировой экономики выгодна стабильность на валютных рынках.

В конце февраля 2016 г. на встрече в Шанхае главы центральных банков стран G20 договорились о совместных усилиях по ослаблению доллара США. Это соглашение было в первую очередь направлено на поддержку экономики Китая и товарно-сырьевых рынков. Наряду с самими США, Китай стал основным бенефициаром от ослабления доллара, поскольку привязанный к доллару юань ослаб к валютам Еврозоны и Японии, которые являются основными торговыми партнерами Китая.

«Шанхайское согласие» длилось всего два месяца, сейчас центральные банки снова начали действовать самостоятельно.

Проблема заключается в том, что мировая экономика не выигрывает от валютных войн. Япония и Еврозона получают выгоду от сильного доллара, так как евро и иена слабеют, но Китай, наоборот, проигрывает от укрепления американской валюты. Сырьевые товары теряют в цене, когда растет доллар, но при этом растет покупательная способность американского потребителя. Образуется сложная система сдержек и противовесов, и «валютная война» теряет долгосрочный смысл. В итоге независимо от того, какую политику выберет в дальнейшем Федеральная резервная система, не будет однозначных победителей и проигравших от валютных пертурбаций.

Традиционной политикой любого центрального банка является снижение процентных ставок для ослабления валюты и повышения экспорта. Но непреднамеренным последствием снижения ставок является отток капитала, который бежит от девальвации и отрицательной доходности в поисках более высокой доходности. Это самоусиливающийся процесс, так как отток капитала приводит к тому, что валюта продолжает обесцениваться, снижая покупательную способность и капитал всех, кто держит валюту. Это мотивирует переводить капитал в валюты других стран с более высокой процентной ставкой, что еще больше ослабляет национальную валюту, которая затем вызывает еще больший отток капитала, и так далее.

Такие страны, как Китай, зажаты в безвыигрышном выборе. Если Китай опустит процентные ставки, чтобы ослабить свою валюту и сохранить конкурентоспособность экспортного сектора, произойдет отток капитала. Это ослабит внутреннюю экономику и создаст самоусиливающуюся петлю обратной связи. Если же Китай ничего не будет предпринимать, то китайская валюта будет укрепляться на фоне ослабления других валют. В итоге экспортный сектор экономики Китая будет терять доход.

ФРС США тоже стеснен в выборе действий. Если ФРС не сможет поднять ставки после семи лет роста экономики и фондовых рынков, то пострадает ее авторитет. Если ФРС повысит ставки, то ускорится поток капитала в доллары США, что приведет к укреплению американской валюты. Рост доллара ударит по экономике Китая, развивающимся странам, товарно-сырьевым рынкам и прибылям американских корпораций за рубежом.